ГлавнаяПолезноеПородыМыр-фактыМяу-юморИнтересные случаиАллея памятиОб авторе
 

Форум
новости
полезное
содержание
уход
кормление
воспитание
размножение
болезни
пожилые кошки
софт про кошек
клички кошек
породы
интересные случаи
кошки и кошки
кошки и люди
кошки и другие
мыр-факты
рекорды
знаете ли вы...
мяу-юмор
анекдоты
смешные фото
видео
наши ветераны
аллея памяти
гостевая книга


 

интересные случаи: кошки и другие




кошки и люди | кошки и кошки

НАСТОЯЩИЕ ДРУЗЬЯ

Нам всем бывает тяжело, когда уходят наши родные, близкие,друзья. Мне было тяжело непомерно, когда ушли «мои мальчики», друг за другом в один год.

Заводя себе питомцев, мы, конечно, сознаем, что век их короче нашего, и что если не вмешается особая Божья воля, нам суждено их пережить. Сознавать-то сознаем, только легче от этого не становится. Когда Васька, Барсик, Мурка, Джой, Трезор умирает на наших руках, мы подчас зарекаемся заводить себе другого, потому что нет сил человеческих терпеть муку расставания, безвозвратного и безнадежного. Проходит время, и мы начинаем вспоминать мохнатых друзей без боли, с нежностью и непреходящей любовью.

Проходит еще время, и мы снова заводим себе питомца. У меня так. Думаю, так у многих. Такая уж у нас психология.

кот ПлатонПлатона мне подарили друзья. Просто приехали и вынули из-за пазухи удивительный беспрестанно орущий сизый комок. Густущая шерсть топорщилась в разные стороны, как иголки у ежа. Я полюбила его сразу. Может быть, сказался нереализованный материнский инстинкт, но чем невозможнее, своевольнее и хулиганистее становился котенок, тем больше я его любила.

Платоном назвала его за слишком умный и независимый вид. Он таким и вырос, умным и независимым, гордым и упрямым. Заставить Платошу сделать что-либо без его желания было невозможно. Зато как мы радовались, если вдруг он снисходил до нас своим кошачьим вниманием и лаской.

овчарка ДжекКогда Платону исполнилось десять месяцев, у нас в доме появился Джек. Круглого, совершенно черного щенка на коротких, толстых, слишком широких лапах подарили папе на 23 февраля. Джек был овчаркой, самой что ни на есть породистой.

Первое, что сделал щенок в новом доме, после лужи, конечно, это смешно протопал на кухню и слопал всю кошачью еду. Пришлось переносить Платошкину столовую сначала на табурет, потом на стол, и наконец на холодильник - единственное место, куда Джек не мог положить свою любопытную мордаху с очень нюхастым носом.

Джек вырос настоящим красавцем. Совсем не черным, а рыжим, такой укрупненной копией «комиссара Рекса».

Никто из наших друзей и соседей не верил, что они смогут ужиться под одной крышей. Мало того что кошка с собакой, так еще и оба - мужчины, сгрызут друг друга на собаче-кошачьей дуэли.

Поначалу мы тоже немного боялись, особенно когда обнаружили, что они активно соперничают за право называться главным любимцем.

Джек, подрастая, как любой нормальный щенок, грыз все подряд: слишком низко висящие книжные полки, ножки столов и стульев, ручки от ящиков письменного стола. Не грыз только обувь - не любил. Зато ее любил кот. Платошина обида за съеденную рыбу прошла быстро, и он деловито принялся отстаивать свое право первенства. В период «щенячьей несознательности» Джека гордый котишка активно помечал все углы в доме, а заодно и хозяйскую обувь, которую не успели убрать. Собачьи лужицы он демонстративно закапывал, а сделав свои дела, выпрямлял хвост трубой и удалялся с самым независимым видом.

А когда мы увидели, как Платон обтирается своей круглой мордашкой о Джекины усы, мы поняли, что они всерьез подружились. Правда, приоритет остался за котом, и Джек признал это. Платоша мог спокойно лакать из собачьей плошки, мог шлепнуть Джека лапой по морде (никогда не выпуская когтей), если тот посмеет разбудить его. Умный пес ни разу даже не огрызнулся на наглеца. Вообще, вымахав за год до размеров маленького теленка, Джек навсегда остался добрым щенком в душе.

Прошло детство и отрочество, и питомцы наши стали неразлучны.

Днем они вместе спали на диване. Джеку это было строжайше запрещено, но разве уследишь. Когда все уходили на работу, сладкая парочка томно нежилась на мягких подушках. Однажды я вернулась домой пораньше. Вошла тихо и услышала звук, будто такой увесистый мешок свалился на ковер. Мальчишки выползли из комнаты меня встречать заспанные. В другой раз ситуация повторилась, только тут я успела увидеть в зеркале прихожей, как Джек, услышав звук открывающейся двери, буквально стекает с дивана на пол, лежит сначала с невинным видом на ковре, демонстрируя - мол, так и было, а потом выходит в коридор, радуясь и виляя хвостом.

Вторая сценка была еще интереснее. Поджарила мама коровью печень в тяжеленной чугунной сковородке с крышкой и оставила на плите остывать. Ночью, часов около двух, вдруг слышу на кухне страшный грохот. Как ошпаренная, несусь к источнику звука, включаю свет и застаю картину: Платон стоит в решетке на плите, Джек у плиты, чугунная сковородка валяется на полу, густо забрызганном мясным соусом. Увидев меня, зверье стало быстро-быстро слизывать соус с пола - вылизали до блеска.

Мы долго потом смеялись, представляя картину, как наши питомцы ночью вдвоем осуществляли план по добыче вкусной печенки. Платон двигал тяжелую сковородку с плиты, а Джек пытался подцепить ее снизу носом. Причем никто из них вечером, когда вожделенное блюдо готовилось, особенного голодного любопытства к кушанью не проявлял, ждали ночи. Теперь, вспоминая мальчиков, мы говорим друг другу: «А помнишь, как наши ходили на дело?»

Платоша был котом интеллигентным, не любил грязи, подолгу умывался, и прослыл истинным гурманом. Кильку не очень уважал, но иногда, в охотку, мог десяточек навернуть. Причем ел ее только лапами, так сказать, по-человечески. Подцепив аккуратно коготком и подняв повыше, он философски оглядывал рыбешку секунд десять и лишь потом отправлял себе в рот. Джек обычно сидел в это время у холодильника, влюбленно наблюдая за процессом. И придумали они такую забаву. Платоша одну килечку съест, другую съест, а третью, как бы невзначай, уронит и смотрит - поймает ли Джек добычу. Джек не промахнулся ни разу.

Они очень переживали друг за друга, когда кто-то из них болел, на пару приходили ласкаться. Был у нас такой ритуал - часов около одиннадцати зверье приходило к нам пожелать спокойной ночи. Причем кто бы из них не появлялся первым, второй - тут как тут. Платоша любил забраться на грудь, потереться мордочкой о подбородок, поурчать, подставить спинку. Джек тоже укладывал мордаху на грудь, а не получалось - на колени, просто морда его была по размерам чуть меньше целого кота, не всегда они вдвоем на груди помещались.

Да много еще чего было...

Они прожили с нами почти 14 лет. Первым ушел Платон, как и полагается старшему. У него случился инфаркт. Джек не ел три дня, все подходил к тому месту, где лежал больной друг, долго принюхивался и смотрел, а потом ложился и лежал рядом. Могу поклясться, что в его глазах были слезы.

С этого времени Джек стал сдавать, на него будто неожиданно навалилась старость. Его не стало через 9 месяцев. Он ушел тихо и благородно, казалось, что просто устал жить. Говорят, что это грех - очеловечивать своих домашних питомцев и свои чувства к ним, пусть так, но мои мальчики были для меня дороги, как самые близкие люди, а может, даже и без как...
Источник: Татьяна Упирвицкая. Фото автора.«Уютная газета».

 

Наверх
Прислать историю

|1 |2 |3 |